Структура процесса каузальной атрибуции. Часть 1.

Наиболее смелую и интересную теорию построения процесса каузальной атрибуции выдвинул психолог Г. Келли, он выявил, каким образом человек осуществляет поиск причин для объяснения поведения другого человека. Основная позиции работы Г. Келли заключается в том, что любому человеку присуще некоторые априорные каузальные представления и каузальные ожидания.

Каузальная схема поведения человека представляется как общая концепция о возможном взаимодействии различных причин поведения, и о последующих действиях, вытекающих из этих причин. Построение такой схемы основано на трех принципах: принцип обесценивания, заключающийся в недооценки главной причины, вследствие переоценки второстепенных причин; принцип систематического искажения, возникающий в результате постоянного отклонения от норм формальной логики, при объяснении мотивов поведения людей; принцип усиления, основыванный на чрезмерном преувеличении конкретной причины поведения. Иначе говоря, каждый человек обладает системой схем причин поведения, и когда человек пытается объяснить причины поведения другого человека, это объяснение основывается на одной из существующих схем. Во многих психологических экспериментах было установлено, что различные люди проявляют совершенно различные виды атрибуции, тем самым и разную степень «правильности» оценки приписываемых причин.

Для установления действительной степени этой правильности, вводятся следующие категории: 1) подобия – согласия с мнением других людей; 2) различия – отличия от мнений других людей; 3) соответствия – постоянства действия причины во времени и пространстве.

Выявлены точные соотношения, при которых конкретные комбинации проявлений каждого из предложенных критериев должны вызывать личностную, стимулирующею или обстоятельственную атрибуцию. В одном из психологических экспериментов был предложен особый «ключ», в соответствии с которым каждый раз следовало сопоставлять ответы испытуемых. Если ответ совпадает с тем эквивалентом, который дан в «ключе», то причина приписана правильно, ну а если наблюдается расхождение, то можно установить, какого характера несоответствие присуще для каждого человека, при выборе приписываемых им причин. Сопоставления полученных ответов от испытуемых и предложенных эталонов, помогли на экспериментальном уровне зафиксировать реальность, которая заключается в том, что люди не всегда правильно, приписывают причину даже с точки зрения весьма облегченных критериев.

В результате своих исследований Г. Келли выявил, что в зависимости от того, выступает ли субъект восприятия сам участником какого-либо события или его наблюдателем. В различных ситуациях человек может избирать один из трех типов атрибуции: личностную атрибуцию, когда мотив совершения действия приписывается лично совершающему этот поступок; объектную атрибуцию, когда причина приписывается тому объекту, на который направлено действие; обстоятельственную атрибуцию, когда причина действия обуславливается возникшими обстоятельствами.

Также было выявлено, что наблюдатель оценивающий происходящее со стороны, чаще всего при оценки использует личностную атрибуцию, а участник действия в большей степени склонен объяснять событие возникшими обстоятельствами. Такая особенность отчетливо проявляется при приписывании причин успеха и неудачи, какого либо события: участник действия видит причину неудачи преимущественно в сложившихся обстоятельствах, а в то же время как наблюдатель возлагает ответственность за неудачу, прежде всего на исполнителя (Э. Джонсон, Р. Нисбет). Общей закономерностью во время оценивания события, является то, что по мере важности случившегося события испытуемые склонны переходить от обстоятельственной и объектной атрибуции к личностной, таким образом указывая, что ответственность за событие возлагается на совершившего действие. Если для объяснения процесса атрибуции использовать принципы гештальтпсихологии (понятие фигуры и фона), то атрибуция объясняется тем, что попадает в поле зрения наблюдателя в качестве фигуры. Так, в одном эксперименте испытуемые просматривали видеозапись дачи показаний подозреваемым в ходе допроса. Если они видели только подозреваемого, то воспринимали признание истинным. Если в поле зрения попадал еще и детектив, то испытуемые (наблюдатели) склонны были считать, что подозреваемого вынудили признаться.

Кроме ошибок, возникающих вследствие различной позиции субъекта восприятия, были выявлены еще множество типичных ошибок атрибуции. Г. Келли классифицировал их по следующим признакам: 1-й класс – мотивационные ошибки, включающие в себя различного вида защитные функции (пристрастия, асимметрия позитивных и негативных результатов, т.е. успех – личная заслуга, неудача – виноваты обстоятельства); 2-й класс – фундаментальные ошибки, включающие в себя случаи переоценки личностных факторов и недооценки ситуационных. Более наглядно фундаментальные ошибки проявляются в следующих ошибках: – ошибка ложного согласия (когда нормальной интерпретацией считается такая, которая совпадает с мнением участника действия); – ошибки связанные с неравными возможностями ролевого поведения (когда в определенных ролях легче проявить собственные позитивные качества, и интерпретация осуществляется при помощи апелляции к ним); – ошибки возникающих из-за большего доверия к конкретным фактам, чем к общим суждениям, из-за легкости построения ложных корреляций и т. д.

Для аргументирования конкретного типа ошибок, необходимо проанализировать схемы причин поведения конкретного человека. Для описания этих схем, Г. Келли выдвигает четыре принципа: ковариации, обесценивания, усиления и систематического искажения. «Ковариации»- принцип действия ковариации заключается в том, что эффект приписывается той причине, с которой он ковариантен во времени (совпадает по времени), и действует только при наличии этой причины. Следует помнить и понимать, что речь идет не о том, какова действительная причина события, а только о том, какую причину действительно приписывает событию, поступку среднестатистический человек. Иначе говоря, здесь исследуются резоны, выдвигаемые в обыденной, житейской психологии. Это ярко демонстрируется и при анализе следующих трех принципов, названных Келли. Если причина ошибки оценивания действий не одна, то человек руководствуется при интерпретации: – либо принципом усиления, когда приоритет отдается причине, встречающей препятствие, она усиливается в сознании воспринимающего самим фактом наличия такого препятствия; – либо принципом обесценивания, когда при наличии конкурирующих причин одна из причин аннулируется самим фактом наличия альтернатив; – или принципом систематического искажения, когда в случаях суждений о людях недооцениваются факторы ситуации и, напротив, переоцениваются факторы личностных характеристик. Процесс атрибуции, обусловленный особенностями субъекта восприятия, проявляется и в том, что одни люди склонны, в большей степени, в процессе межличностного восприятия фиксировать физические черты, и тогда круг приписывания значительно сокращается. Другие же, воспринимают преимущественно психологические характеристики окружающих, и в этом случае открываются большие возможности для приписывания.

Также была выявлена зависимость приписываемых характеристик от предшествующей оценки объектов восприятия. В одном из экспериментов регистрировались оценки двух групп детей, даваемые субъектом восприятия. Первая группа была составлена из «любимых», а другая из «нелюбимых» детей. Хотя «любимые» дети намеренно делали ошибки в исполнении задания, а «нелюбимые» выполняли его корректно, воспринимающий субъект, тем не менее, давал положительные оценки «любимым», а отрицательные соответственно «нелюбимым». Этот пример полностью соответствует идее Ф. Хайдера, который говорил, что людям вообще свойственно рассуждать следующим образом: «плохой человек обладает плохими чертами, а хороший человек обладает хорошими чертами и т.д.». Поэтому приписывание причин поведения и характеристик осуществляется по этой же модели: людям с отрицательной характеристикой, всегда приписываются плохие поступки, а положительным, хорошие поступки. Наряду с этими представлениями, в теориях каузальной атрибуции, также уделяется внимание и идее контрастных представлений, то есть когда «плохому» человеку приписываются отрицательные черты, а сам воспринимающий оценивает себя по контрасту как носителя самых положительных черт.

Все подобного рода экспериментальные исследования поставили довольно важный вопрос общего плана, вопрос о роли установки в процессе восприятия человека человеком. Психологи различают три типа установки на восприятие другого человека:

- позитивная установка, при такой установке мы переоцениваем положительные качества и даем человеку большую оценку, чем есть на самом деле;
- негативная установка, которая приводит восприятию в основном отрицательных качеств другого человека, что выражается в недоверчивости, подозрительности;
- адекватная установка, которая соответствует действительности.

При оценки, более приемлема адекватная установка, в соответствии с которой предполагается что у каждого индивидуума, есть как положительные, так и отрицательные качества. Наличие различных установок рассматривается, как неосознаваемая предрасположенность воспринимать и оценивать качества других людей, именно эти установки лежат в основе типичных искажений представления о другом человеке. Бодалев А.А. в своих психологических экспериментах выявил, что установки оказывают огромное влияние на формирование первого впечатления о незнакомом человеке. Так при проведении эксперимента, двум группам студентов была показана фотография одного и того же человека. Но предварительно первой группе было сообщено, что человек на предъявленной фотографии является закоренелым преступником, а второй группе о том, же человеке было сказано, что он крупный ученый. Затем обеим группам было предложено составить словесный портрет сфотографированного человека. В первой группе словесный портрет выглядел следующим образом; глубоко посаженные глаза свидетельствовали о затаенной злобе, выдающийся подбородок – о решимости на неординарные поступки в преступлении и т.д. Соответственно во второй группе те же глаза говорили о способности глубоко мыслить, а выдающийся подбородок – о силе воли в преодолении трудностей на пути познания и т.д.